ДОГОНЯЛКИ

<< назад
Солнышко
Он даже зажмурился, когда Оно впервые заглянуло в полуоткрытую дверь. Столь ослепительным Оно ему показалось. И как-то сразу всё поблекло вокруг: и рабочие столы, и кульманы, и цветные календари на стенах. Не говоря уже о сотрудницах, на которых он и раньше никакого внимания не обращал. Теперь он мог с уверенностью сказать, что в его жизни взошло солнце. Или, вернее, Солнышко.

Он не искал места под солнцем, Солнышко само его разыскало, и теперь он купался в его лучах, зажмуриваясь, как под упругим душем. Солнышко ходило по коридору, дробно стуча о метлахские плитки тонкими каблучками, и каждый удар маленькой ножки отдавался радостным перезвоном в его сердце. Он и сам бы, пожалуй, не сказал, что именно ему больше всего нравится. Вернее было бы утверждение, что ему нравится абсолютно всё. На Солнышке не было пятен. Во всяком случае, так казалось ему. Поллица было занято прекрасными, как мечта, тёмно-карими глазами, окаймлёнными густыми опахалами чёрных ресниц. Невысокая, но ладная фигурка, перетянутая в талии пояском, казалась самим олицетворением стройности. Аккуратная причёска подчёркивала пропорциональность всех линий этого создания с тёмно-каштановым бутоном головки вверху. Солнышко не только светило, оно и постоянно цвело. И это казалось вполне естественным.

Словом, наступила пора, когда его серая однообразная жизнь вдруг расцветилась всей палитрой солнечного спектра и потекла по солнечным часам. Он ничего не требовал, ни о чём не просил, ни на что не надеялся. Напротив, он даже смущался, когда Солнышко уж слишком к нему приближалось, и едва слышно бормотал какие-то банальные фразы, касающиеся работы. Ему достаточно было уже самого факта, что Солнышко где-то рядом, что оно живёт, цветёт, стучит каблучками, а порой и заразительно смеётся. Иными словами, он довольствовался и отражённым светом.

И вдруг... этого света не стало. Ни прямого, ни отражённого. Он встревожился. Тучи сгустились "очаговыми новообразованиями", как говорят врачи, на ранее безоблачном небе его души. Он потерял сон, покой, аппетит. Он начал курить, а однажды напросился в чужую компанию и с горя напился. Он был замкнут, и ему нехватало решимости кого-то о чём-то расспросить.

И вот однажды, угрюмо сидя за своим рабочим столом, он вдруг встрепенулся, сердце его бешено заколотилось, и он, как угорелый, бросился в коридор. Слух его не подвёл: по коридору действительно шла Она.
- Где же вы?.. - начал он и ту же сбился. - Почему же вас так долго не было видно?
Она улыбнулась.
- Я была в учебном отпуске. Я ведь учусь. Разве вы не знали? А я думала, что вы знаете обо мне всё...

Борис Либкинд

<< назад   наверх ^
Все права на данные материалы принадлежат авторам и dkNet.co.il.
Копирование и публикация возможна только с нашего разрешения.